Архив метки: стихотворение

Долгие годы одиночества

Писательство настигнет
В самый не подходящий момент твоей жизни
Перед главной решающей дверью
Конечно же,
Ты повернёшь и нарастишь скорость.

Родители будут в шоке.

А искра божья
Разойдется
Так или иначе.

И долгие годы одиночества
Окупятся
Сами собой.

(с) 10.01.2013

Ничего за душой, кроме совести

Ничего за душой, кроме совести
Да и та лежит, кочевряжится —
От поступков дурных. Нет повести
Ещё больше печальней, кажется.

Ни машины, ни дома, ни маленьких
Что избавят от лишнего времени.
Лишь слова пустые, а аленьких
Рвать цветов не хватает кремени.

Лоскутами расписан, игрушкою,
Не без боли иголки втыкалися —
Стал вокзальной сувенирной матрёшкою.
Прости, Ма!
Доприкалывался.

Прости, Па, что так выдалось,
Не писать большие письма из офиса:
Жизнь моя — больная рыба-гвоздь
С повреждённым гипофизом.

И не город здесь виноват, не улица,
Не бретёры, не панки, нет. Вырвется
крик из недр, а тело ссутулится,
Стариковской клюкою выгнется.

Ничего за душой, кроме совести
Дни летят, жизнь кое как вяжется
«Куда я плыву?»
Вопрос повести,
Что печальнее нет, кажется.

31.10.2012

Случай в поезде

Налил, выпил и закусил.

Помолчал.

Покрутил в руках сигареты.

— У каждого — свой причал,

И от этого все беды.

Посмотрел в окно.

— Безмятежность.

В глубине вагона
проводник фальшиво пропел.

— Этот мир — еще та промежность.

Отвернулся и захрапел.

Когда это всё закончится

Гостями незваными
Обстоятельства веселятся:
Хитросплетения вселенские
Мясорубку нечеловеческую
Устраивают.

Время было смеяться
Падать на снег и каяться:
Души влюбленные оттаивают,
Словно батарейки — сАдятся.

Как тебя не бросало бы
Не выкидывало,
Не било по кровИ как
Позови,
Когда это всё закончится —
Позови.

В какой канаве я не был бы:
Мудрый или свихнувшийся окончательно,
Честный или инвалид по совести,
Городских герой улиц или трус подлавочный,
Муж всех женщин или затравленный одиночеством,
В яме сырой, продрогшей,
Живой, ходячий, движимый,
Творящий — не вытворяющий —

В тишине, в полголоса, шепотом
Позови,
Когда это всё закончится,
Позови.

август, 2011

Софистика

Всю ночь на подоконнике
Просидел холодном —
Написал стихов ворох, кучу огромную.

Перечитал «Чемодан» Довлатова,
Помечтал о Лондоне,
Долбил трубу водопроводную,
Как вдруг —
Нечаянно
Задел артерию сонную.

Подумалось мельком:
Может быть?

Ярко увиделось, вспыхнуло
Холодный пот прошиб —
Ноги ватные сделались.

Долго ворочался —
Потом смеялся,
Боялся,
Раскаялся.

Встал.

Нацарапал на двери
«Софистика»
Медным холодным ключом,
А утром сжёг все листики
Не пожалев ни о чем.

июнь-июль, 2011

Не останусь

Клянусь,
Всё встанет на свои места
Лишь только подведёт меня черта —
Я не останусь.

Пустой
Оставлю за собой вокзал,
Я ничего к себе не привязал,
И
На перроне скинув весь балласт —
Играю в пас.

Шепчу невнятно:
Не останусь.

Не ради Бога, из-за той любви,
Не ради дома.

Спасаюсь бегством, каюсь.

Но не останусь,
Не останусь.

февраль-март, 2011.

Union Jack

Оставь на память этот миг
И чтобы не случилось впредь
Мы не успеем постареть —

Наш бриг
первей уйдет на дно.

Туман, светает,
Отпускает мгла.
Нет сил дышать после вчера —
Тревожит только голова
И мысли сверлят об одном:

Я в тамбуре твоем
Оставил конверсы
Union Jack.

январь, 2011.

Всё завтра к утру пройдет.

Тоскую.
Бывает сяду — налетят мысли:
Вспомню тебя
Словно болезнь морскую,
Своей жизни.

И почему же скучаю?
По твоему жидкому чаю
С пакетика
В кухне,
По нашим скандалам
В комнате пахнущей сандалом?

По кошке
Худой и голодной,
По вечно холодной ладошке?

Твоей.

Немножко.

Хватит.

Всё завтра к утру пройдет.

© GRUNGER, Кошевой Дмитрий.

Девочка Таня

Девочка Таня
С удивительной грудью,
Татуированной спиной
Слегка косящими глазами —
Пятый день пьет.

Не причесана,
Не накрашена —
Так, как я люблю.

И вот,
Сидит живая, настоящая:

— Что сделало море с тобой?
— Всё это не важно.

Мы. На площади Волошина,
В первый и в последний раз
Ты. Сказала:
«Какой красивый мальчик из Николаева —
Зачем так кривляешься?»

Я рассмеялся.

Мы ушли за вином,
остались вдвоем.
На берегу и Я
Платил за всю еду.

Больше ей ничего не надо было.

Впрочем, мне тоже.

© GRUNGER, Кошевой Дмитрий.

Победа

Отстоял свою позицию
По колено в крови,
Сорванными ногтями за
Непоколебимую гордыню.

Не сделал ни одного шага назад
Как вкопанный — держался до последнего
Патрона,
Фляги спирта,
Пачек макарон.

Пошел по головам
Святой веры, чистой морали —
Принципиально,
Наглухо,
Чересчур.

Рвал одежду,
Бежал через не могу,
Не оглядываясь по сторонам —
на пределе своих возможностей
Отрабатывая ресурс заранее
Поражая коэффициентом КПД.

Победил.

Смеялся, рыдал и плакал.
С безжалостным ощущением грусти,
С жадным чувством нехватки воздуха
Остался стоять там же
Грязный, потный, вонючий,
В глухом слепом одиночестве
С единственным вопросом:

Зачем?

И страхом оглянуться назад.

© GRUNGER, Кошевой Дмитрий.