Архив метки: писанина

Про трактор и муху

Из домашней работы по физике 5-6 класса: по полю едет трактор со скоростью 40 км\ч. В тракторе летает муха со скоростью 3 км\ч. С какой скоростью летит муха?..

В той книге был дан конкретный численный ответ. Сейчас я понимаю, что на этот вопрос совершенно нельзя ответить. Необходимо знать ещё как минимум точку отсчёта. Относительно трактора – скорость мухи останется прежней. Книга, наверное, подразумевала скорость относительно земли. А если взять солнечную систему? А если пойти дальше? Откуда считать-то?

В 9 классе мой классный руководитель написала мне характеристику, что у меня нет друзей. И ещё, что я не умею выражать свои мысли словами. Тогда моя мама принесла ей стопку журналов, в которых я тогда печатался скрывая свой настоящий возраст. Друзей же из рок-клуба я приводить не стал, боясь за психику людей меня тогда окружающих. Хоть и шоу обещало быть знатным.

Я уверен, что объективного ничего нет. Мир познают от себя – это направленный вектор. Наверное, это правильно. Не правильно – выражать своё мнение, как единственное правильное.

Понимая это, осталось дело за малым: ничего не сравнивать, не спорить и на вопросы “что ты думаешь об” – всячески уходить и лавировать.

Ладно я. Я всё вкуривал ещё тогда. Но есть же люди, которым такие характеристики жизни ломали.

Омар

… а потом ты обязательно умрёшь.

И с той стороны поднимут дела, достанут пыльную папку и окажется, что ты всю жизнь .. ну скажем – танцевал. Или играл на дудке. Или пил. Или не пил. Может быть бежал быстрее других, считал лучше всех. Всё поставил на черное, выиграл и слил под ноль на женщин в Копакабане. Окей!..

Всё отмечено, всплывут все факты биографии. Вспомнят забытое, откопают припрятанное, сокровенное. Будет не обмануть. Перечислят, проштампуют и потом сухо так: “вот здесь распишитесь и проходите далее”.

Дадут бумажку с баллами. Такое себе итого, как оценка производительности – личного коэффициента полезного действия; сухое число от нуля до сотни. С бейджами, как в форсквере. И окажется, что твой спившейся сосед, дважды сидевший в тюрьме и колотящий жёнушку имеет на 12 баллов больше твоих. И крылья дадут ему по-белее, с размахом поболее – да посадят выше.

Знать бы ТУТ как ТАМ баллы считаются. Да может и не считаются вовсе: отформатируют и по-новой в бесконечный моховик инкарнации. Крутите барабан!..

Как там в кино было? “В следующей жизни я хочу быть омаром. Ползти по дну моря, жрать дерьмо и не знать зачем я это делаю“.

Карандаш

Время торжественно несёт нас вперёд, в самую яркую кучу событий, в самый центр вселенной. Чтобы перемолоть и развеять, чтобы снова и вновь делать из нашего углеродного фарша, взращенного в космической колыбели и пыли – новую, простите за плеоназм, сверхновую.

Задумываясь – сосредотачиваешься, останавливаешься, где-нибудь в метро, достаёшь из кармана карандаш и смотришь. Больше никто никуда не бежит и не торопиться. Фокусировка точечная, прямая – периферийный фон размыт. Поддаваясь нарастающему чувству деперсонализации – полностью останавливается мыслительный процесс.

С карандашом тет-а-тет. И вот, что видно: шершавая фактура дерева, остриё грифеля, краска. Брендовая наклейка или выдавленные буквы, на кончике, возможно, резинка. Изделие было растением. Вдруг осознаешь, понимаешь – это было дерево и, скорее всего, ещё до тебя. Возможно, что до твоих родителей. Это дерево поглощало и кормилось солнечной энергией, принимая и обрабатывая свет, прошедший 150 миллионов километров от самого центра нашей звезды (центра звездной системы, из обозримого начала координат).

Потом фотосинтез. Величайший рычаг жизни, заставивший за несколько миллиардов лет обрасти одну стабильную каменную планету. Земля, воздух, вода, климат, время – все работали сообща, чтобы однажды один несчастный венец эволюции, здесь в метро – увидел заточенный конец этого большого пути. Длинной, повторюсь (вдумайтесь!), 150.000.000 км., восемь с половиной минут со скоростью близкой к трёмстам тысячам метров по бескрайнему и пустому космосу из самого центра ядра Солнца; сквозь десятки лет сложнейший физических и химических процессов уже здесь, локально – на Земле. И для того ли всё это, чтобы однажды одна, не самая глупая обезьяна, грубо оборвала эту цепочку событий? Действительно ли для того, чтобы ты мог карябать этот свой текст, который с огромной долей вероятности скатится в корзину канцелярского мусора?

Кто-то зацепит, дёрнет вагон, тряхнет и всё. Главный ответ ускользнёт от тебя, вылетит из памяти, выпрыгнет и исчезнет. Останутся и появятся новые вопросы. И их будет на порядок больше, чем до того момента, как ты спускался на эскалаторе.

Время есть инкремент. На одну крохотную единицу неизвестной нам системы исчисления и, к удивлению, направления (китайцы, к примеру, считают, что будущее находится за спиной). Это уравнение со слишком большим количеством неизвестных (агностики рукоплещут!).

Когда-то в детстве мы играли в игру: находясь в лифте с закрытыми глазами надо было угадать направление движения кабины. Вверх или вниз. И вот пока твой дворовой товарищ нажимает кнопку – ты на одну сотую долю секунды ощущаешь невесомость. Летишь!..

Или когда выключался древний отечественный телевизор “Берёзка” – с высоким свистом и сжимающимся к центру белой окружностью (по сути точку с постоянно уменьшаемым радиусом). Я мог это повторять часами.

И сильно ли продвинулись мои знания, моё ощущение времени?…

Доедешь, доберёшься, где-нибудь в офисе, достанешь карандаш (уже забыв обо всём окончательно) небрежно бросишь в стол. И некрасиво поставишь жирную точку одной очень красивой и очень длинной истории.

Возможно, конечно, что ты более удачливый писака. И твой мартышкин труд – не такой уж и бесполезный. И когда-нибудь кто-то прочитает и вдохновится на свершения. И сделает этот мир лучше, и, возможно, оправдает такие затраты.

… глупый мотылёк, догорал на свечке..

Бложже Спаси

Однажды ты становишься заложником того, что любишь. Когда вдруг понимаешь, что находишься в стеклянной банке. Твои хобби, дела и занятия – всё это не расчищает границ, а только их прибавляет. Самое главное в этом всём – однажды не остановиться и не перестать радоваться этим препятствиям. Наиважнейшее: не зачехлить гитару, не перестать ходить куда любишь, не продать мольберт и не перестать петь. Потому что стены уже никуда и никогда не денутся, а замечать их начнёшь.

Можно стать заложником всего. Даже этого блога, который когда-то давным давно я пытался сделать “святилищем слова” (в кавычках, не как термин, скорее, насмешка) и личных эготворческих (моё слово) побед. А выходило только третьесортное нытьё (я объективен), которое в последние несколько лет сменилось на обыкновенный самый лытдыбр.

Возможно мне стало интересна другая тема. Но это не значит, конечно, что я не пишу или собираюсь прекратить.

Ты обрастаешь некоторой читательской базой, людей, которые по какой-то инерции сюда ходят. Об этом говорит статистики диапазонов ip-адресов нашего города. В конечном итоге ты уже не можешь сказать то, что думаешь.

Просто потому что прочтут. А чувствовать себя неловко не хочется.

Такие дела, зайчики.

Голос подаю, голос!…

Мало пишешь – много инстаграмишь (с)

Что вы от меня хотите услышать? Не понимаю. Я серьёзно. Я не знаю, что и о чём ещё писать. Могу, но не знаю. Идеи витают – времени нет. На идеи нужно время и ресурсы.

Вот никто же не знает о соседних горизонтах событий – где я выиграл миллион в лотерею, позволил себе сидеть дома и просто писать. Может быть я там уже Кто-то, может я там счастлив стал.

Время, деньги. Иногда свобода. Вот основополагающие любого творчества и не нужно спекуляций о голодном художнике. Голодный художник думает только о еде.

А мы что.

Садишься и даже не начинаешь, потому что нет смысла. Если завтра работа и ты главное забудешь. Хорошо, что музыка есть. Она в плане нахождения времени и ощущения реальности и нужности – проще. Музыка всегда есть здесь и сейчас, она не текст. Ей не нужно настаиваться в капустных бочках годами. Музыка, как кровь. Существует ровно столько, сколько бьёт пульс. Не как картины 18 века или древние захоронения. Музыке не нужно время, музыке даже не нужна свобода.

Ок.

Я бы, допустим, мог писать по выходным. Но мы слишком заняты отдыхом от будней, чтобы ещё тратить последнее драгоценное на то, что…

Не знаю как закончить.

Думается, что главное всё впереди. Лишь бы войны не было.

Записи игрока

(был не готов, судорожно достал листок, незаточенный карандаш и начал писать в тетрадь, сокращая слова до трёх-четырех букв)

Между реальным миром и его полной отключкой был один стакан виски. Да и тот был на подходе. Пришлось торопиться и я отчаянно записывал. Он крупно проигрался. Пил, как никогда. Ему было что-то около пятидесяти. Все вокруг его знают и называют Стэн. Не думаю, что это настоящее имя.

Его жизнь удалась наполовину и та хорошая часть уже прошла. Судьба не гладила и не щадила. Здесь таких и нет. Он давно не видел дочь, а в остальном не жалел. Как и все – ни о чём. Его одежда, легкий шрам над бровью, седая щетина и какая-то дикая улыбка говорили об одном. Это, мать его, professional gambler. И почему-то он подошел именно ко мне.

(на полях, размашисто)

Думаю, этот человек должен был стать рок-звездой. Но.. не стал.

(спросил у него как прошла игра)

- Жизнь – тот же покер. Здесь свои ослы и агрессоры. Всегда есть лидеры и проигравшие. Всегда. Понимаешь? Сегодня – не я.

Он сделал еще один глоток и отречено посмотрел куда-то сквозь меня.

- Карты – это, наверное, самое прекрасное, что сейчас есть у меня. Я ведь играю не ради денег. Нет.. деньги – это слишком пошло. Игра!.. Ты слышишь? В этом слове есть искра. Это самое главное. Чувствовать. В животе. Эйфория ожидания. Тянуть к себе фишки или уже курить на выходе – проиграв, полностью, без ничего. Понимаешь?

Слова путались, речь становилась всё менее разборчивой. Куда-то провалился:

- Я слишком стар, чтобы искать в себе Бога. Не надо. Знаешь, я ведь прошу у него только об одном.

Он засмеялся.

- Когда у меня будет каре – пусть мой Джизас выдаст кому-то фулхаус. Да!.. Всё! Когда ты играешь – здесь, за столом – не может быть никакой религии. Конечно, это от дьявола. Здесь Иисус любит только одного. И каждый раз разного. Не угадаешь никогда. Здесь остаются судьбы. Но только так и интересно, понимаешь? Только так. Играть на всё! Если выигрывать, если проигрывать – то всё! Нет смысла размениваться на мелочь. Да-да, но к этому надо прийти. А ты поиграй с моё...

Он помолчал с минуту.

- Ты считаешь, что я неудачник?

(зачеркнул предложение про рок-звезду на полях)

Не дал ничего ответить, показал на паренька лет 28, в очках и мятом костюме.

- Его поцеловал сам дьявол. Сегодня он был лучшим. Он сделал меня. Обошел, обхитрил. Не знаю, как будет завтра. Всё.

(заплатил за его выпивку)

Он грузно слез с барного стула и поковылял к выходу, на прощанье кивнув:

- Покорми этот автомат. Игрок должен быть внимателен. Я видел одна синьора скормила ему все свои монеты. Мне кажется, сегодня он будет благодарным.

(на полях, для себя)

Стэн, вечер 11 октября, ЛС, Невада. Погода неважная.