Архив метки: былое

Панк тудей еверидей

Моя первая репетиционная база находилась на территории заброшенного завода на Новозаводской (какая ирония). Чтобы попасть к душную, затхлую комнатушку нужно было на проходной брать большую палку для отпугивания собак и идти вглубь через проросший, как в Припяти, цех, отмахиваясь от стаи злых собацюр. Ну как-то в этом тогда не было ничего дикого или странного. Или страшного.

Чтобы купить первый свой бас – мне нужно было прогуливать всю третью четверть 9 класса, подрабатывая на строительном рынке. Как меня тогда со школы не выгнали – большой вопрос, наверное, из-за каких-то былых заслуг.

Моя первая гитара была крутой. Это был бас Musima Deluxe B, самый лучший из возможных тогда вариантов, на которые я мог рассчитывать. Моя прелесть стоила 300 гривен. Играл я в музыкальный центр и о существовании комбиков как-то и не знал вообще. Таскал в чехле от Урала, помню (забыть не могу), этот дикий красный и вонючий дерьмонтин.

Тогда в основном инструменты покупались с рук. И за твоим инструментом была вереница хозяев, с которыми ты ощущал некоторую ментальную связь. К примеру, на моем этом басу играла до меня Юля Будыкина и лидер Серебра Дмитрий Твёрдый. После – какая-то НКИшная банда. Инструмент ушёл дальше в другие страдальческие руки с примерно такими же мозолями от строительных рынков. И это был огромный водоворот всяческого б\у, которое иногда и сейчас всплывает ошмётками старой грустной памяти.

Я не помню ни одного концерта, после которого не было бы драки с любопытствующей вокруг ДК гопотой. Тогда их было действительно очень много. Игра заключалась в следующем – десять пьяных горилл отлавливали кого по-меньше и в одиночестве, забирали гитару и на радостях разбивали её об асфальт. “- Вышел один после концерта из ДК и не тронули, – Ваще крутой, ну вот же повезло!”.

Я очень многим людям объяснял о смысле заклёпок на поясе, проколотых ушах, порванных штанов и что за “сатанинские футболки” у вас у всех.

Митя Фенечкин некоторое время ходил с отвёрткой. На всякий случай.

На концерте “Короля и шута” (когда портфельчики с “КиШ” и этими очень худыми или очень толстыми мальчиками\девочками ещё не вошли в моду) я с друганами одной булавкой на всех (по случаю мероприятия, видимо) прокололи себе уши прямо под сценой. Тогда же я увидел, как человеком ломают унитаз.

Одного моего товарища забили за длинные волосы. Умер в больнице при очень странных и непонятных обстоятельствах. Никого, конечно, не нашли и никого, конечно, не посадили.

На площади победы, там где был Загс, а сейчас архив – вот там дислоцировался один клуб, в котором проходили мои первые рок-утренники. И первый самый концерт. У нас потом отобрали помещение подбросив в туалет шприцы и вызвав милицию. Наркоманы мы там были ровно такими же, как они – порядочными людьми.

***

А потом к тебе подходит мальчик 2003 года рождения и говорит, что он играет с ребятами в панк-рок. На гитаре за 1000$, которую ему купил папа на день рождения; в профессиональной студии и на профессиональном оборудовании; в уже порванных магазинских штанах и уже воткнутыми в них заклёпками. И домой, наверное, тоже отвезут. И хер кто у него что спросит по дороге.

И я очень ревностно не хочу с ними делить то, чем я когда-то занимался раньше. Я не знаю какое их место под этими нашими флагами.

“Долгая счастливая жизнь
Такая долгая счастливая жизнь
Отныне долгая счастливая жизнь
Каждому из нас
Каждому из нас
Каждому из нас
Каждому из нас”
(c) Егор Летов

Первый инструмент

Ну, вот вспомнилось как-то. 10 класс, третья четверть. Самая длинная и печальная, в школе становилось невыносимо и я её посещал сугубо по своему желанию (о чём потом, конечно, не забыли напомнить на выпускном вечере). К слову, уже было месяца три, как я спал и видел себя рок-звездой. Пел перед зеркалом со шваброй, все дела. Практически был уверен, что я так себя и ощущал. Было всё так просто и наивно. Прекрасно помню, как сидя на каком-то бревне, в каком-то дворе.. нас двоих, тогда еще лучших друзей, осенила мысль собрать свою собственную группу. Конечно же, кроме Come As You Are я умел играть тогда очень и очень мало чего (будем откровенны – ничего совсем не умел, как и сейчас). Но уже тогда я знал, что нас ждёт дикий успех, женщины (возрастное, конечно, период такой был) и гастроли, обязательно в дичайшем пьяном угаре. О музыке, собственно, меньше всего задумывались. Мы в одну секунду всё решили для себя, допили пиво и погнали на соседнюю улицу, в тогдашнюю Мекку всех молодых гитаристов и рокеров разного звена. К сожалению, более подробно идентифицировать местность не имею ни права, ни желания. Человек тамошний давно сошёл с ума и вспоминать его имя всуе категорически не позволено. Карма не дремлет.

К слову, ничем другим, кроме гульни в округе – мы не занимались. Шастали себе везде, пили самый дешевый шмурдяк и только стены периодически красили. Баллонов еще не было (или только у нас не было), а желание испортить некоторые стены – хоть отбавляй. Воровали краску прямо в школе. И на выходе получалось вот такое. С переизбытком юношеского максимализма. Архивы, архивы:

Дайте мне мой кусок жизни!

Дайте мне мой кусок жизни!

Помню бежали… и ноги были ватными, казалось, что вот-вот случится что-то очень важное, этап грядет большой, дела великие свершатся. Нервничали очень. Боялись входить в подъезд, боялись достучаться, боялись не достучаться, брали друг-друга на понт, мол, аха, чувак, на словах только можешь да, а слабо позвонить таки?… И всё-таки как-то набрались наглости. И нас на удивление приняли, просто и без выпендрёжа. По-свойски. Первая встреча с громадной фэмили состоялась. Мы не успели возразить, как нам назначили время и место. Спросили: “Точно будете?”. И так внутрь посмотрели, что сразу стало ясно – надо вот сейчас взять и всё решить. Серьёзные ли наши намерения. И мы ответили “да”.

И вот так всё началось. У нас не было денег на занятие. И следуюший день мы прошли мимо школы – по направлению к строй рынку, который тогда уже был “проверенным” вариантом по части не шибко умного заработка. Чего-то потаскать, чего-то принести, где-то убрать. И нас взяли за какие-то несчастные 15 гривен в день на лесопилку. Работать физически мне не понравилось (никогда не нравилось). Ощущение от того, что всё, что ты делаешь – должно оплачиваться в сто раз больше – давит и не покидает голову. Домой приперлись хорошо так вечером, от нас пёрло свежей стружкой и столяркой. Деньги уже были.

И на неделе я посетил своё первое занятие музыки, вошёл, можно сказать, в храм контркультуры родного города. И там уже понеслось… Мой товарищ отпал через занятие. А я не смог. Меня втянуло, засосало. Всё там было волшебно и замечательно. Люди, которые приходили до тебя, люди, которые были после тебя. Все эти встречи. Огромная стена в подъезде была напрочь разрисована. Некоторое подобие чата. Там же где-то была первая любовь. Там были первые близкие и родные чуваки, а потом, буквально, через каких-то полгода я уже играл в группе и готовился к первому концерту. Вот где кайф был.

Всё это время у меня своего инструмента не было. Первый мой инструмент принёс отец. Самостоятельно, мне кажется, что я даже не просил, видимо интерес мой к музыке был сильно заметным со стороны. Итогом стала странная акустическая гитара с рогом и надписью Yamaha внутри деки. Исследование, произведённое позже показало – что рог был выпилен позже, в результате образовавшейся трещины. Т.е. таким образом был решён дефект. Yamaha же – это была обложка струн, которую наклеили внутри. Я несколько лет упорно верил, что у меня японский инструмент. На деле же это была отвратительнейшая гитара, которую никто так и не смог настроить, в конечном итоге. Но, это был первый мой инструмент, который я позже просто подарил, отдал в хорошие руки. И я очень благодарен отцу… за то, что поверил всё-таки в моё тогдашнее желание. Одно из самых таких.. ярких воспоминаний. Когда приходишь домой и тут бац.. гитара!… Остались даже некоторые её снимки:

Дети совсем, примерно 2001-2002 :)

Дети совсем, примерно 2001-2002 :)

Вот здесь я (справа) со своим лучшим другом-одноклассником того времени. Он, собственно, с этой вот гитарой. Год, ориентировочно 2000-2001, думаю. Т.е. около 15-16 лет. Такие вот были мы говнари \m/! Знатное времячко – время становления, эти первые опыты. Поиски инструментов, звука, попытки что-то делать. Отсутствие каких-либо капризов. Нас всё пёрло и устраивало. Сейчас я почему-то не могу позволить себе такую роскошь. А тогда мы играли везде и на всём, что издавало звук. Отбивались от заводский собак, которые дико не любили все наши чехлы, убегая от одноклеточных мразных пьяных толп после сейшнов :) … у нас были репетиционные базы в цехах, гаражах, квартирах. Везде, кроме нормальных репетиционных баз.

Вот как-то так было. А сейчас покупаешь гитару и никаких взрывов гормонов внутри. Делов-то. Очередная палка ;)