Первый инструмент

Ну, вот вспомнилось как-то. 10 класс, третья четверть. Самая длинная и печальная, в школе становилось невыносимо и я её посещал сугубо по своему желанию (о чём потом, конечно, не забыли напомнить на выпускном вечере). К слову, уже было месяца три, как я спал и видел себя рок-звездой. Пел перед зеркалом со шваброй, все дела. Практически был уверен, что я так себя и ощущал. Было всё так просто и наивно. Прекрасно помню, как сидя на каком-то бревне, в каком-то дворе.. нас двоих, тогда еще лучших друзей, осенила мысль собрать свою собственную группу. Конечно же, кроме Come As You Are я умел играть тогда очень и очень мало чего (будем откровенны — ничего совсем не умел, как и сейчас). Но уже тогда я знал, что нас ждёт дикий успех, женщины (возрастное, конечно, период такой был) и гастроли, обязательно в дичайшем пьяном угаре. О музыке, собственно, меньше всего задумывались. Мы в одну секунду всё решили для себя, допили пиво и погнали на соседнюю улицу, в тогдашнюю Мекку всех молодых гитаристов и рокеров разного звена. К сожалению, более подробно идентифицировать местность не имею ни права, ни желания. Человек тамошний давно сошёл с ума и вспоминать его имя всуе категорически не позволено. Карма не дремлет.

К слову, ничем другим, кроме гульни в округе — мы не занимались. Шастали себе везде, пили самый дешевый шмурдяк и только стены периодически красили. Баллонов еще не было (или только у нас не было), а желание испортить некоторые стены — хоть отбавляй. Воровали краску прямо в школе. И на выходе получалось вот такое. С переизбытком юношеского максимализма. Архивы, архивы:

Дайте мне мой кусок жизни!

Дайте мне мой кусок жизни!

Помню бежали… и ноги были ватными, казалось, что вот-вот случится что-то очень важное, этап грядет большой, дела великие свершатся. Нервничали очень. Боялись входить в подъезд, боялись достучаться, боялись не достучаться, брали друг-друга на понт, мол, аха, чувак, на словах только можешь да, а слабо позвонить таки?… И всё-таки как-то набрались наглости. И нас на удивление приняли, просто и без выпендрёжа. По-свойски. Первая встреча с громадной фэмили состоялась. Мы не успели возразить, как нам назначили время и место. Спросили: «Точно будете?». И так внутрь посмотрели, что сразу стало ясно — надо вот сейчас взять и всё решить. Серьёзные ли наши намерения. И мы ответили «да».

И вот так всё началось. У нас не было денег на занятие. И следуюший день мы прошли мимо школы — по направлению к строй рынку, который тогда уже был «проверенным» вариантом по части не шибко умного заработка. Чего-то потаскать, чего-то принести, где-то убрать. И нас взяли за какие-то несчастные 15 гривен в день на лесопилку. Работать физически мне не понравилось (никогда не нравилось). Ощущение от того, что всё, что ты делаешь — должно оплачиваться в сто раз больше — давит и не покидает голову. Домой приперлись хорошо так вечером, от нас пёрло свежей стружкой и столяркой. Деньги уже были.

И на неделе я посетил своё первое занятие музыки, вошёл, можно сказать, в храм контркультуры родного города. И там уже понеслось… Мой товарищ отпал через занятие. А я не смог. Меня втянуло, засосало. Всё там было волшебно и замечательно. Люди, которые приходили до тебя, люди, которые были после тебя. Все эти встречи. Огромная стена в подъезде была напрочь разрисована. Некоторое подобие чата. Там же где-то была первая любовь. Там были первые близкие и родные чуваки, а потом, буквально, через каких-то полгода я уже играл в группе и готовился к первому концерту. Вот где кайф был.

Всё это время у меня своего инструмента не было. Первый мой инструмент принёс отец. Самостоятельно, мне кажется, что я даже не просил, видимо интерес мой к музыке был сильно заметным со стороны. Итогом стала странная акустическая гитара с рогом и надписью Yamaha внутри деки. Исследование, произведённое позже показало — что рог был выпилен позже, в результате образовавшейся трещины. Т.е. таким образом был решён дефект. Yamaha же — это была обложка струн, которую наклеили внутри. Я несколько лет упорно верил, что у меня японский инструмент. На деле же это была отвратительнейшая гитара, которую никто так и не смог настроить, в конечном итоге. Но, это был первый мой инструмент, который я позже просто подарил, отдал в хорошие руки. И я очень благодарен отцу… за то, что поверил всё-таки в моё тогдашнее желание. Одно из самых таких.. ярких воспоминаний. Когда приходишь домой и тут бац.. гитара!… Остались даже некоторые её снимки:

Дети совсем, примерно 2001-2002 :)

Дети совсем, примерно 2001-2002 🙂

Вот здесь я (справа) со своим лучшим другом-одноклассником того времени. Он, собственно, с этой вот гитарой. Год, ориентировочно 2000-2001, думаю. Т.е. около 15-16 лет. Такие вот были мы говнари \m/! Знатное времячко — время становления, эти первые опыты. Поиски инструментов, звука, попытки что-то делать. Отсутствие каких-либо капризов. Нас всё пёрло и устраивало. Сейчас я почему-то не могу позволить себе такую роскошь. А тогда мы играли везде и на всём, что издавало звук. Отбивались от заводский собак, которые дико не любили все наши чехлы, убегая от одноклеточных мразных пьяных толп после сейшнов 🙂 … у нас были репетиционные базы в цехах, гаражах, квартирах. Везде, кроме нормальных репетиционных баз.

Вот как-то так было. А сейчас покупаешь гитару и никаких взрывов гормонов внутри. Делов-то. Очередная палка 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.