Я, как басист. Басист, как я.

В 19 лет я был уверен, что нет в Николаеве басиста круче, чем я. Я умел играть всё. И, что интересно – играл это (как играл – другой вопрос). Я участвовал в каких-то там рок-клубовских рейтингах, кое-где что-то занимал (чаще не занимал).. но настоящих рок-звёзд это всё мало волновало %)

Сейчас мне 29 и я точно знаю, что ничего не умею играть вообще и вполне уверен, что хуже меня нет никого. Поэтому последние лет пять стараюсь играть на людях меньше. Пришло некоторое понимание истинной сути вещей и глубинных глубин.

Ну т.е. это я говорю не для того, чтобы мне сказали “да, ну, чувак, не всё так плохо, ты нормальный себе такой балалаечник”. Просто объективно – мне ближе к тем, кто вчера взял бас впервые в руки, чем к тем, кто чего-то действительно в этом деле достиг. Это простое уравнение равенства; булева математика и уж в ней-то я куда-более силён.

С другой стороны, тех самых настоящих гуру – два с половиной человека на весь Николаев. Т.е. с одной чаши весов все они, а с другой стороны все остальные несчастные мы.

Но я упёртый парень.

Слэпом учился играть в 10 классе, прямо в школе – без какого-либо инструмента, за партой – раскладывал четыре карандаша и тарабанил по ним большим пальцем правой руки. До беспамятства.

В этом году отмечаю пятнадцатилетие своей скромной музыкальной деятельности. Что-то да и выйдет с этого, по-другому ведь никак: закон передачи импульса не отменяли, сохранения энергии, к слову, ещё работает? Где-то же это всё аккумулируется?.. Когда там разольются архимедовы ванны?

***

Ещё вот умею делать дудки из одуванчиков – здесь я без лишней скромности редкий и очень уверенный специалист. Все дети и моя Настя в восторге

О чудесах современной стоматологии

Когда мне (великолепному Грунчесу) было чуть менее восьми.. знатно наебнулся я лицом об бордюр (может с этого всё и началось): принёс маме половину молочных зубов с верхней щэлэпы. Не целых, раскрошенных, с оставленными где-то внутри меня остатками и корнями. Весь в соплях, крови, слюнях и слезах. И после этого презабавного случая я два года каждую среду ездил на Лягина в мордор советсткой медицины. В здании с “Ну, Погоди” на стенах меня держало восемьдесят здоровых мужиков и морщинистый тамошний врачеватель (с золотыми зубами) сверлил меня насквозь; с особой циничной жестокостью.. (ну знаете эти перфораторы с цепной велосипедной передачей). Результатом этих страданий и мучений стало то, что зубы человеческие из меня всё-таки вылезли, но прикус вышел такой, что я с лёгкостью могу засунуть коробок в рот – с плотно стиснутыми зубами.

Когда меня люди просят перегрызть нитку – готов убивать.

Потом много позже с великолепным Грунчесом случилась другая история, которая закончилась намывским ЧЛХ. Я улыбаясь словил нижней щэлэпой (повезло) арматурину неприятеля. Гордо взяв себя в руки и отдельно челюсть – отправился во вторые стоматологические приключения. Операция и -4 зуба. Как следствие потом год по акции “флюс каждый месяц” + один свищ-пидар в подарок. Просыпался на операционном столе от боли (очень хорошо запомнил как всех присутствующих обматерил и под общий гогот отключился).

Крепко, знаете ли, боюсь стоматологов и травматологов – в основном из-за того, что я к ним чаще других попадал (с последними моя детская карточка была словно библия: рука, кисть, палец (сразу через 2-3 дня как починили кисть), мизинцы на правой ноге и на левой ноге (“мы можем наложить гипс, а можем и не ставить.. но есть небольшой шанс, что палец срастётся криво…” и сросся, конечно, зигзагом). Ещё я в школе ебнулся об батарею и залил весь этаж кровью, от чего где-то 25% процентов волосяных луковиц моей левой брови поменяло направление и стало расти в другую сторону, образуя модную-прекрасную монобровь. Про колени, вывихнутый мениск и дальше по-мелочи – можно промолчать.

Есть правда в этом всём и плюсы – предсказываю погоду не хуже гидрометцентра. Внутренний барометр оброс антеннами-швами от переломов и за сутки с точностью, близкой к 100% предсказываю любые осадки.

Я боюсь врачей, как и все нормальные, типичные, обыкновенные хлопцы. Ты очень подозрительный парень, если тебе не вставляли добрый десяток иголок в руку, которая становилась похожей на ежа и не вправляли её под урканье “ну ты ж мужик, потерпи”. Как с тобой дружить, не понятно. Прачо говорить?…

***

Сегодня ранним утром у меня было ~28 (наверное) зубов. К 11 часам их стало на один штука меньше. Впервые, что называется, гуманным методом. Я вновь потерял одного братюню ротовой полости. Но в этот раз он оказался сепаратистом ДНР и его судьба была предрешена.

Так вот, что я вам скажу. Терять зубья по глупости или в бою – не так страшно. Потому что неизвестность %) В конце концов и не очень-то даже больно: адреналин. И совершенно другое дело – найти в себе силы, чтобы прийти, сесть в удобное кресло, открыть рот и находясь в расслабленном состоянии дать незнакомому дяде вытащить из тебя какими-то хитрыми плоскогубцами зуб. Пусть даже и с современной анестезией (превратившей меня в олигофрена на добрые три часа).

Будьте здоровы, друзья

Ок, знакомимся – Fender Jazz Bass 2006

Ох, сейчас будет длинная история. Когда-то давным давно, когда я учился в последних классах школы. За одной партой с Серёгой Штефаном (с тех самых пор и по сейчас – барабанщик разной кучи групп), я уже совершенно не учился – и вот где-то тогда я и впервые сформулировал одну из своих мёчт: Fender бас-гитара. О существовании Jazz Bass или Precision, а уж тем более о существующей между ними разницы я в то время и слыхать не слыхивал. К слову сказать, что пойти в музыкальный магазин тогда можно было, но кроме двух выставленных на комиссию инструментов, кучи “электрогитар” Урал и прочего несовместимого с музыкой мусора – особенно смотреть было нечего. Т.е. даже сейчас купить Fender в магазине в Николаеве – не так уж и легко (если и вовсе невозможно), а тогда мечта о фендере была мечта не только потому, что денег не было, а ещё и потому, что если бы финансы позволяли – его просто невозможно было где-либо раздобыть. Физически. Они где-то там были, кое-кто привозил их из ближайших заграниц, а в основном весь инструментооборот заключался в обоюдной узкой продаже из рук в руки. Как-то так и жили.

С тех самых пор я сменил целую бездну разного рода инструментов: от выезжающих на миллиметр режущих ладов Урала до чехословацкой Иоланы, от Musima Deluxe 25b Bass (инструмент на котором я впервые играл слепом и пробовал теппинг; по сути самый приличный из всех “первых” – позже, когда я уже что-то начал понимать – сильно заценил звукосниматели, шедевр того времени) и до разного рода китайских и индонезийских “палок”. Из этой прорвы брендов и моделей в строю осталась одна, наилюбимейшая из гитар – Ibanez BTB, мой шестиструнный бас, с которым я прошёл всё – и именно на нём я отыграл максимум концертов, в которых участвовал.

Fender, как мечта – перманентно всплывал поплавком. Но постоянно, чёрт его дери, меня что-то останавливало: то финансы, то негативные форс-мажоры, то личные забубоны и кратковременные оценивающие взгляды в сторону Musicman :) Немаловажной причиной были мои постоянные эксперименты класса “купить гитару дешёво и сделать из неё конхфэту, вбухав миллион на датчики и прочую фурнитуру“. Кое что из этого всего имело успех, но радость всегда была кратковременной.

Когда лет 8-9 назад у меня появился шестиструнник, лет пять я вообще не думал ни о чём другом и вопрос выбора нового инструмента не стоял, как таковой. Андрей Николаевич Усатый – гуру местной звукозаписи, бас-гитарист и просто человек и пароход с высоты своего опыта мне очень давно говорил, что нужна классика в виде либо JB, либо PB. Т.е. любого инструмента классической формы и содержания. Но я был молод и глуп и совершал поступки глупые, свойственные молодым (т.е. Андрея Николаевича не слушался). А так бы куча времени сэкономил; и нервов, пожалуй, окружающим.

И вот последние два года я вновь перешёл в активную стадию хотения. Хотения и робких попыток покупления. С последним, кстати, вновь оказалось не всё так просто. В основном из-за меня – так как я привык и физически могу играть далеко не на всех фендерах (у них там есть какой-то гриф, наследуемый из 50-60х, невероятной толщиной с каким-то диким расстоянием между струной и непосредственно накладкой) + большие требования к внешнему виду. Проще говоря: то, что предлагали мне было либо ОЧЕНЬ дорого, либо не подходило, либо просто не нравилось внешне.

Два года стенаний и поисков, пока я наконец-то не наткнулся на человека, согласившегося привезти мне ТО, ЧТО НУЖНО в Украину из далекого Бостона. Я две недели рылся в eBay, пока не нашёл продавца с лотом – с белым, прекрасным, невероятно красивым Fender Jazz Bass 2006 года, юбилейной 60-летней серии басов. И спустя всего каких-то 20 дней, самолётом данный бас приехал ко мне в Киев. Смотрите, вот, вот что у меня есть:

Fender Jazz Bass, 2006

Fender Jazz Bass, 2006

Сижу, пишу и просто не верится. Конец огромной вехи, эпохи. Просыпаюсь – смотрю – стоит. Оборачиваюсь, а он есть. Реальный, настоящий! Удивительный инструмент!

Киев, Майдан, Институтская

Майдан и Крещатик после событий годичной давности практически вернулись в свой изначальный вид. Появились патриотические баннеры, флаги, а также некоторые подвижные, съёмные конструкции с фотографиями и стенды с описаниями. Следов непосредственно боя и противостояния уже почти и не найдёшь, думаю, что ещё год-другой и историки начнут спорить где конкретно проходили ключевые битвы Евромайдана. Всё тщательным образом убрали. Это всё-таки центр столицы, центр нашей страны – так правильно, так нужно, так надо.

Центр Киева, площадь Независимости - Майдан

Центр Киева, площадь Независимости – Майдан

Совершенно по-другому обстоят дела с улицей Институтской – когда я приехал в Киев, я вышел из метро именно здесь; так нужно было.

Киев, ул. Институтская, метро Крещатик

Киев, ул. Институтская, метро Крещатик

Небесная сотня – мифический герой, абсолютно нереальный ровно до тех пор, пока ты не выходишь на Институтской. Потому что при выходе из метро – сразу, без подготовки и предупреждения ты утыкаешься в очень тяжелый, грустный и страшный пейзаж. Участок длиною в каких-то 300 метров – весь (без преувеличения) усыпан портретами тех людей, которые навсегда остались там: под каждым деревом. Нет ни одного куста, под которым не случилось бы безоружного, кровожадного убийства. Нет ни одного пенька, рядом с которым не был бы прикреплены самодельный щит с дырами от пуль или пробитые дубинками каски. И аллея с лицами, простыми, честнями – учитель, программист, журналист, медработник. Киев, Львов, Винница, Харьков. 100% нашего общества, в маленьком траурном скоплении и полном молчании. Стоя там – совершенно всё по-другому ощущаешь и понимаешь.

Выход на Майдан и Крещатик

Выход на Майдан и Крещатик

Майдан, Институтская, Грушевского – каждое место убийства обведено белой краской, люди ставят кресты, висят портреты, ленточки. Места, где трагически оборвалась борьба этих людей, чтобы началась борьба всей страны – с ещё более злым и коварным злом.

Безбасье полное

На прошлой неделе продал свой бас. Не очень хотел, но так надо было. Это был не очень дорогой инструмент, рабочая лошадка, которую брал для того, чтобы играть в офисе в сиесту.

Но я люблю свои балалайки и эта не стала исключением – были заменены звукосниматели, перепаяна схема; Борода (наш гитарный мастер) подпилил лады, заменил порожек верхний, отстроил анкер; я поставил туда другие ручки и фурнитуру. Вложился. В конечном итоге с офиса я инструмент забрал домой и почти полтора года преимущественно на нём играл. В руку, что называется – лёг.

И вот продал. Почти в два раза дешевле его реальной стоимости – благо, что в хорошие руки. Местному, молодому, хорошему чуваку. Продал, чтобы взять другой; по идее – лучше в несколько раз.

(Неделю, правда, борюсь с чувством предательства и вины)

До ~20 апреля в моём доме нет ни одного четырёхструнного инструмента, чего не случалось со мной лет 10 последних точно.

Трезвый юбилей

“Я гляжу, как истончается нить..” (с)

2.5 года ничего не пью. До этого ещё года 2,5 в режиме “одно пиво один раз в квартал”. Будем считать ~5 лет. Со свойственной категоричностью, я бросал пить всего один раз и, видимо, навсегда. Про причины надо бы промолчать, но я не стыжусь особо: пару раз милиция, пару раз больницы; особенной статьёй шли тёлки по пьяни, прости господи. 15 лет в панк-роке, друзья, это вам не шутка.

За пару лет активного пьянства – больше всего раздражала временная воронка, в которой недели пролетали за секунды и не было никаких результатов на выходе. Ну кроме крайне увлекательных и смешных историй. С другой стороны – полное отсутствие какого-либо “академического” роста, а книги на ночь или “доброе утро” – казались вовсе утопией.

Я никогда не наступал “на пробку” в алкоголической форме и никогда не знал, что такое запой, ровно как и все мои друзья. Когда всё делалось от души и на добровольческих началах, с аховыми товарищами – это не было ни проблемой, ни зависимостью. Необходимость, а не зависимость! Это было всё времяпрепровождением, обязательным, как ежедневная проверка электронной почты.

Зашивающиеся и страдающие ровесники с глазами бассет-хаунда – мне совершенно не понятны. Слабаки!

Хоть сначала было и не просто, с морально-этической стороны – любой привычный сабантуй, шум гам, все пивом пахнут. Лукавый тут и там сверает мытыми бокалами. Но в пять утра все идут с моста прыгать, а ты такой, нет, всё – спать. Так что первые полгода я боролся со слюнями, в основном, и друзьями “ну хочешь пива тебе куплю”. Потом постепенно перестали предлагать; правда, некоторые и звать куда-либо – тоже перестали. Поделом им!

Поменялось всё. Книги (старина Бук, прости и пойми), плейлист, люди вокруг. Настроение перестало зависеть от внешнего. Маятник Фуко стабилизировался. Ракета “Воздух-Земля” сменила своё направление.

Много всего передумал. Заржавевшим, разучившимся мыслительным аппаратом. И потом, конечно, со временем, как Миша Веллер писал – всё понял. Бухло – это диссипативные силы. Очень замедленного действия. И нет в этом покоя. А если нет покоя, значит я пас. И нам, адмирал Алкоголь, не по пути.

***

… сидишь летом на море. И от ближайшей компании подует, запахнет сухарём белым. Терпким, кислым, прохладным. Дешёвым. Аж горло сводит… И чайки гарррр гаааар, сука.

PocketBook 624 – Электронная книга

Примерно неделю назад ко мне приехала моя новая электронная книга PocketBook 624 – на смену старой Азбуки, которая нашла нового хозяина (а старого немного перестала радовать, в основном, из-за батареи и перманентных засыпаний навсегда – до резета). Выбор новой книжки от выбора старой книжки особо не отличался – e-ink дисплей и fb2. Всё остальное – меня интересовало в крайней степени мало. Данную же модель я проверил изначально на Настасьей своей, пусть она меня простит:

PocketBook 624 электронная книга

PocketBook 624 электронная книга

Книжка, конечно, вышла здоровской. По сравнению с “китайско-украинской” Азбукой – это даже не небо и земля, а небо – космос. Конечно дело не только в бренде и цене; за эти несколько лет e-ink дисплеи и внутренняя шубатура шагнули далеко вперёд. Всё стало на порядок быстрее, может на несколько. Касается не только ОС, реакции, но и обновления экрана. Временные (секундные, раздражающие) затраты на перелистывания сошли на нет – теперь всё как надо. Экран светлее, контрастнее. До того, как прочитал первую книгу – всё никак не понимал зачем в читалке сенсорный экран. Теперь понял, каюсь, это очень удобно – зона экрана разделена на специальные зоны – тапая в которых можно вызывать разные функции: вперёд страница, назад, поиск, закладки и прочее. Библиотека – огонь :) Наличие WiFi, браузера и всего прочего связанного с интернетом мной пока не оценено. Врядли кто сможет жить в таком интернете, быть может, RSS, да. Максимум. Книжка в моём не самом толерантном, но очень справедливом рейтинге – получила честную, твёрдую 5. Каждый цент этого устройства – обусловлен. Книга приятно лежит в руках, тоненькая, стильная. Очень. Очень доволен.

С книжкой у меня также пришёл чехол – очень крутецкий, толстый, дорогой. С подставкой для перпендикулярного ориентирования устройства на столе. Уже оценил.

Планирую открыть для себя такой формат книги, как аудио. Попробую, пока что сомневаюсь, что осилю это дело. Но обязательно отпишусь.